Пятница, 24 ноября 2017 г.

Главная Тексты

Дмитрий Чибисов: “В прокуратуре Киевской области “телефонное право” не работает, хотя мой номер знает много людей”

Кременчуг Власть
Кременчуг Власть

Опубликовано: 22.12.2016 16:08

Дмитрий Чибисов: “В прокуратуре Киевской области “телефонное право” не работает, хотя мой номер знает много людей”

Вот уже не один десяток лет Киевская область прельщает своими недрами, пейзажами и наделами под элитную застройку сотни мздоимцев, решал и аферистов. О том, как бороться со скверной во власти, искоренять криминал и при этом вернуть гражданам преданное “оборотнями в погонах” доверие к правоохранителям, в интервью KV рассказал прокурор Киевской области Дмитрий Чибисов.

KV: В сознании людей четко засел стереотип, что прокуратура не борец, а рассадник коррупции. Как убедить народ в обратном?

Дмитрий Чибисов: Только честной и максимально прозрачной работой. Как бы банально это не звучало, но открытость — это очень хорошая прививка от коррупции. Не секрет ведь, что раньше прокуратура была закрытым органом. И я вам скажу, почему так было — потому, что далеко не все дела и не всегда планировали доводить до конца. А если ты как руководитель каждый день рассказываешь о работе своего ведомства, то даже за месяц собирается очень большое количество обнародованных дел, закончить которые — это не только профессиональная обязанность, но и долг перед обществом. Но убить стереотип, что прокуроры помогают распространяться преступной инфекции — не так легко. Как нелегко заставлять прокуроров менять свою риторику, менять подходы в позиционировании, работать с общественными организациями, давать в рамках своих полномочий информацию для СМИ. Все сотрудники, в том числе мои замы, выезжают на места и работают непосредственно с людьми. И, поверьте, я уже вижу, что отношение потихоньку начинает меняться. Меня как руководителя это, конечно, радует, но работы еще очень много.

Подписывайтесь на новости «КиевVласть»
 

 

KV: Вы не боитесь, что в погоне за возвратом авторитета прокуроры могут заиграться и работать исключительно на цифры и красивые статистические отчеты?

Дмитрий Чибисов: Я согласен, что цифры не могут дать полной картины. И я против понятия “количественный показатель”, но, увы, на переходном этапе мы никуда не денемся от статистических отчетов. Лично я отстаиваю позицию, что для оценки эффективности работы правоохранителей нужно проводить соцопросы. Мы можем напрямую спросить у населения, как оно оценивает работу правоохранительных органов и насколько чувствует себя защищенным. И не нужно тут боятся, что оценивая уровень своей защищенности, человек в комплексе оценит работу всего силового блока, работу и прокуратуры, и полиции, и других ведомств. Тут не должно быть ревности, кто больше руку приложил, ведь в итоге мы все работаем на один народ и ради одного народа. А цифры, пусть остаются для внутренних отчетов.

KV: Вы уверены, что подобный прозападный подход будет оценен вашими коллегами?

Дмитрий Чибисов: Я уверен в простой истине, гласящей, что, не отвергая свой позитивный опыт, нужно стремиться изучать и перенимать лучшие мировые образцы. А то, что прокуратуре давно пора перенять много классных моментов у западных коллег — это факт. Например, очень важно наконец перевести работу в электронный формат. Сейчас следователи таскают за собой по области тонны бумажных дел. Мы хотим сделать электронную базу для внесения информации по уголовным производствам. Это четкий механизм, который позволит управлять процессом без географической привязки. Кроме того, посредством специальных программ можно значительно усовершенствовать принципы выдачи указаний по тому или иному производству, а также фактически в онлайн-режиме отслеживать дисциплину исполнения. А контроль и дисциплина в нашем деле — очень важны.

Кстати, еще один интересный опыт из западных стран — знакомить с нашей работой подрастающее поколение. Мы хотим со временем наладить экскурсии для школьников в прокуратуру, рассказать, что делают наши сотрудники, познакомить с ними. Показать, чем именно мы занимаемся. Хотелось бы, чтобы в будущем дети делали осознанный выбор профессии в пользу прокуратуры.

KV: Вы уже многих уволили?

Дмитрий Чибисов: Инициировал служебные проверки, огласил выговор руководству местных прокуратур и другим работникам, которые ненадлежащим образом исполняли свои служебные обязанности. В моей практике были лица, которые переходили на должности в другие регионы после наличия оснований для привлечения к дисциплинарной ответственности, но мы туда обязательно направляли материалы об этом человеке.

Я отстаиваю, чтобы на местах коллеги срабатывали  максимально эффективно, помогали человеку и его необходимость обращения к нам в областную прокуратуру была в крайнем случае. Люди не обязаны ходить в областную прокуратуру, чтобы заставить работать прокуратуру у себя в районе. Должен работать весь механизм. Если этого нет, то это либо ненадлежащее реагирование, либо халатное отношение к работе. У меня в другом регионе был случай, когда я звонил одному местному прокурору в рабочее время, а он, как сообщили потом, тогда был на рыбалке. Я требую от подчиненных одного — исполнять свои должностные обязанности, если этого не происходит, то к таким людям применяются меры дисциплинарной ответственности.

KV: Конкурс по отбору новых сотрудников в прокуратуру — это тоже новация, в рамках большой реформы. Вы довольны его результатами?

Дмитрий Чибисов: Доволен. Скоро я буду назначать новых сотрудников во все 6 местных прокуратур Киевской области (Киево-Святошинскую, Бориспольскую, Броварскую, Белоцерковскую, Кагарлыцкую и Фастовскую, — KV). Конкурс проводила Генеральная прокуратура: четыре этапа, компьютерное тестирование, закрытые сервера, на которые никто не может повлиять. После тестов формируется общий рейтинг по структуре, в котором человек видит свою позицию. Например, первые в рейтинге имеют самый большой выбор вакантных должностей.

Так вот, конкурс прошел настолько удачно, что мы сумели закрыть все вакансии и еще примерно 50 человек, которые хотели служить в прокуратуре Киевской области и успешно прошли конкурс мы не сможем трудоустроить. Людям будет предложена служба в других отделах местных прокуратур.

KV:  А откуда такой ажиотаж? Кто пришел на конкурс?

Дмитрий Чибисов: Конкурс пройти может кто угодно, даже вчерашний выпускник университета, — лишь бы было высшее юридическое образование. К нам приходят из судов, из других прокуратур, из Госфининспекции, есть юристы, лица без опыта работы. У многих людей горят глаза, — это для меня как руководителя очень важно. Наши люди не должны быть черствыми, но обязаны уметь видеть процесс от начала до конца. Они хотят работать и делают осознанный выбор профессии. Их не посылают “свыше”.

В Киевской области конкурс выиграли не только внутренние кандидаты, то есть те, которые уже являются сотрудниками прокуратуры, но и внешние — люди, которые раньше в прокуратуре не работали, но подходят по критериям. Сейчас благодаря конкурсу возможность работать получили многие. Недавно я проводил собеседование с человеком, который хочет перевестись в прокуратуру из Высшего Хозсуда. Он ранее много раз обращался по этому поводу, но постоянно получал отказ по непонятным причинам.

KV:  Какая сегодня зарплата в прокуратуре? Есть и стереотип о том, что сюда приходят зарабатывать нечестным путем.

Дмитрий Чибисов: Мы ориентируемся на то, чтобы получать достойную заработную плату, но многие вынуждены сейчас идти на некие жертвы, так как жалованье далеко не всегда соответствует труду. Есть зарплаты по 7 тыс. гривен (в базовых прокуратурах). Но мы рассчитываем на увеличение финансирования и принципиальную позицию Генпрокуратуры в этом вопросе и ожидаем повышения до 10 тыс. гривен. Это даст возможность людям на местах чувствовать себя более уверенно. Мы не говорим, что это должны быть зарплаты, как у НАБУ, — там некоторые лица получают и по 140 тыс. гривен, но зарплата должна соответствовать качеству труда.

KV: Человеку, после того, как он пройдет конкурс, нужно получать погоны, аттестоваться, как раньше?

Дмитрий Чибисов: Этого уже нет, хотя эта практика неплохо себя зарекомендовала. Сотрудник имел дополнительную мотивацию. Сейчас мы все выступаем гражданскими лицами. Главные для нас критерии — это знания и эффективность работы человека, а не погоны как повод для дедовщины и хвастовства.

KV: Взятки в Киевской области. Насколько эта тема остается актуальной и есть ли в борьбе со взяточничеством какие-нибудь успехи?

Дмитрий Чибисов: В 2016 году направлены в суд уголовные производства, в которых общая сумма взяток составляет свыше 42 млн гривен. И это только за год, только в Киевской области! Среди силовых ведомств области по количеству уголовных производств это первая позиция.

KV: Какие сферы деятельности в Киевской области самые коррумпированные?

Дмитрий Чибисов: Это все, что связано с землей и строительством.  Соответственно, на коррупции попадаются сотрудники ведомств, работающих в этой сфере. В прошлом году через прокуратуру Киевщины государству вернули 14,5 тыс. га земли. В процессе были привлечены к ответственности даже сотрудники Госкомзема, это я уже не говорю о сотрудниках местных советов и депутатах.

KV: А должности покупают?

Дмитрий Чибисов: Еще как. Один из самых нашумевших в 2016 году скандалов — это задержание группы лиц, у которых были фиктивные удостоверения помощников премьер-министра Украины. Они пытались “продать” должность главного лесника Украины за 150 тыс. долларов. Мы задержали этих “кадровиков”. У них обнаружили бешеный арсенал наград, военной одежды, оружия.  

Еще один делец, пытался за 30 тыс. долларов “посодействовать” бессрочному назначению судьи одного из судов Киева. Это смешно, но люди почему-то верят в то, что кто-то может лично принимать решения, которые по сути принимаются в Верховной Раде.

KV: Всегда ли иски заканчиваются обвинительными приговорами?

Дмитрий Чибисов: Не всегда, и это, как по мне, проблема всего правоохранительного блока. Мы в прокуратуре не можем повлиять на судебный процесс, можем разве что направить ходатайство. В данном аспекте стоит разработать стратегический вектор не только прокуратуре, но и другим органам, в том числе судам. В любом обществе есть запрос на оперативное реагирование и на незамедлительное наказание виновных. Желательно, чтобы были установлены временные рамки для рассмотрения дел. Если это два месяца, то уже через два месяца дело уже должно быть рассмотрено в суде и суд должен вынести приговор. Временные рамки для суда, к тому же, делают сам процесс более публичным, дисциплинируют и наглядно показывают людям неотвратимость наказания за содеянное. То есть, общественность увидит, что за правонарушение всегда наступает ответственность — быстротечно и оперативно.

KV: Какие районы Киевской области можно назвать самыми преступными?

Дмитрий Чибисов: Больше всего преступность сосредоточена в пристоличной зоне. Лидеры — это Киево-Святошинский и Белоцерковский районы.

KV: Говорят, что для того, чтобы преступность снизилась нужно побороть бедность в стране. Однако, есть же и тактические задания, которые помогут этому?

Дмитрий Чибисов: Каждое силовое ведомство в отдельности не сможет побороть преступность как таковую. Полиция в районах Киевщины зачастую не имеет  достаточной кадровой комплектации. В районах, где предусмотрено по шесть следователей — один-два сотрудника (например, Згуровка, Березань). По инициативе прокуратуры Киевской области и Евросоюза лоббируется новый пилотный проект по реформированию полиции в Бориспольском и Киево-Святошинском районах.

Читайте: Прокурор Киевщины Чибисов анонсировал реформу МВД в столичном регионе

KV: В чем суть этой новой реформы?

Дмитрий Чибисов: Изначально Евросоюз хотел идти по пути изменения законодательства. Но мы пришли к выводу, что если на местах должным образом организовать работу, то никаких изменений в законодательство вносить не нужно — мы можем все отрегулировать отраслевыми приказами и распоряжениями. В ближайшее время я встречусь с представителями Нацполиции, и после этого смогу озвучить основные принципы реформы.

Читайте: “Делом экс-заместителя губернатора Киевщины Любко и экс-зампрокурора Колесника занимается ГПУ”, — прокурор Чибисов

KV: Много дел в отношении руководителей местных советов рассыпается из-за того, что один человек не может нести ответственность за решение, принятое коллегиально на сессии. Как быть?

Дмитрий Чибисов: В случае коллективной ответственности депутат обязан понимать: поднимать руку его никто не заставляет. Если он голосует “за”, он обязан разобраться в юридических основаниях своего решениях, определиться, насколько оно является законным. Я уверен в том, что если речь идет о земельных и бюджетных вопросах, то депутаты прекрасно понимают, есть ли подводные камни.

KV: Если по сути, кто после реформы может обратиться в прокуратуру и при каких обстоятельствах?

Дмитрий Чибисов: Сейчас у прокуратуры забрали функцию общего надзора. Согласно Конституции Украины органы прокуратуры уполномочены представлять интересы государства в исключительных случаях. Все остальное — функции органов государственного контроля.

На практике к нам обращаются люди с различными вопросами. Мы часто получаем даже звонки в приемную прокуратуры и сообщения о том, что по тому или иному уголовному производству нет надлежащего расследования органами полиции. Начинаем реагировать на эти сообщения. При необходимости процессуальный руководитель проводит некоторые следственные действия. Могу сказать то, что мы очень внимательно и оперативно рассматриваем каждое обращение и реагируем на него в правовом поле.

KV: Раньше у представителей исполнительной власти на местах было негласное право влиять на подбор кадров в силовые ведомства. Есть ли подобная практика сейчас?

Дмитрий Чибисов: Я понимаю, зачем отдельные представители исполнительной власти на местах подобное право лоббируют, но я этого не приемлю. Мое назначение ни с кем на местах генпрокурор не согласовывал и не должен был.  И я  поступаю так же, а решение о назначении принимаю только после личного собеседования. С профессиональной точки зрения это оправдывается.

В любом случае, мы должны заниматься своей работой, а согласования — это ответственность политиков. Я смотрю на возможности человека, его потенциальный результат работы, его желание эффективно работать и приносить пользу Украине, а также повышать авторитет органов прокуратуры. За результаты работы назначенных сотрудников отвечать мне, поэтому все назначения принимаются мной лично в рамках компетенции.

KV: А просители часто звонят?

Дмитрий Чибисов: В прокуратуре Киевской области “телефонное право” не работает, хотя мой номер знает много людей. Для меня, как для прокурора Киевской области, главным показателем работы органа является доверие общественности. А чтобы закрыть эту тему, относительно себя лично могу сказать, пожалуй, единственное: я — слуга закона, точка.

КиевVласть